Вы все в моем сердце.

Опубликовано Окт 30, 2012

О книге «Лесные странички»

Эта книга о представителях лесных профессий, об их повседневном, тяжелом, но благородном труде, об их судьбах, порою таких трагических, о тех счастливых мгновениях жизни, ради которых они готовы начать все с начала и пройти снова и снова длинные версты лесных дорог. Почему я решил опубликовать свои очерки, репортажи, эссе, написанные в разные годы, в большинстве своем во время моей работы в «Белорусской лесной газете», журнале «Лесопромышленник» отдельным изданием?
Я хорошо запомнил все свои творческие командировки в Островецкий лесхоз, после которых написал четыре, наверно, самых лучших очерка: « Внук кронштадтского мятежника», «Матушкин медальон», «Сила корней», «Шел солдат домой». Героями их стали директор предприятия Стратоник Лях, охотовед Александр Девятов, лесничий Николай Кожемякин и лесник Иван Кирпа.
Вот так, однажды, встретив в Минске на одном из республиканских отраслевых семинаров Николая Крупеню, в то время председателя профсоюзного комитета Островецкого лесхоза, я узнал печальную весть о кончине одного из моих героев лесника–ветерана Великой отечественной войны Ивана Кирпы. Похоронив свою супругу Марысю, в последние годы он жил один в их стареньком доме в деревне Мали, в который он когда-то пришел свататься. Жить молодым пришлось под одной крышей с родителями девушки. Вот так и пролетели годы совместной жизни, пришло время, похоронил родителей Марыси, после и ее, и остался только со своими воспоминаниями. Сын жил в райцентре, часто навещал отца, так что старик никогда не ощущал одиночества. Любил нянчиться с внуками. Да и скучать не приходилось – полный двор живности, корова, всегда пара-тройка поросят, куры, гуси, все как положено в деревенской жизни. Но пришла последняя беда в старый дом Кирпы – рано утром еще засветло вышел на порог с ведрами, чтобы принести холодной колодезной водицы и вдруг тихо усел возле двери и замер навеки. Об этом рассказала соседка, видевшая Ивана последней. Тихая смерть.
Признаюсь, известие об этом трагическом событии меня очень потрясло, ведь все мои герои становились частью моей жизни. В тот же день я написал некролог, свой первый реквием по ушедшему человеку, всего несколько десятков предложений, которые исходили из самых сокровенных глубин души. «…..Порою встречи и знакомства с людьми, о которых пишешь в дальнейшем, сопряжены с чистой случайностью, и они до того коротки, что в любом другом случае о них забыл бы в скором времени. Однако после таких знакомств эти люди становятся для тебя близкими, будто судьбы наши пересеклись не только что, а были переплетены на протяжении многих лет. Всегда сознательно старался в какой-то степени идеализировать своих героев, показать их характеры, судьбы с идеальной стороны. Кто-то скажет, что человеческая жизнь многогранна, есть в ней и негативные стороны. И если я изображаю своих героев такими, то только для того, чтобы укрепить силу добра и нашу веру в общечеловеческие идеалы. Каждый достоин, чтобы о нем написали, ибо жизнь одного из нас – пример и урок для других. Судьба Ивана Кирпы и есть пример настоящей любви, верности своей старушке-матери, супруге, которую ласково называл Марыся, Родине. Долг защитника Отечества он исполнил, как подобает солдату, на судьбу не роптал, а принимал такой, какой она есть.

Мир праху твоему, польский жовнер-грюнвальдец. Написать о судьбе фронтовика-лесника меня попросил все тот же Петр Крупенчик после публикации в «Белорусской лесной газете» моего очерка о ветеране войны Николае Кожемякине «Шел солдат домой». Лесовод позвонил в редакцию и рассказал, как они в лесхозе в день чествования ветеранов войны 9 мая в актовом зале вслух читали очерк о Н. Кожемякине, и пригласил меня вновь приехать в Островец, сказав, что познакомит с очень интересным человеком Иваном Кирпой. Сын И. Кирпы бережно хранит в семейном альбоме вместе с фотографиями вырезку из газеты, в которой опубликован очерк об его отце. Именно тогда я подумал об издании отдельной книги своих очерков. А затем были звонки из лесхозов, в которых просили лично меня приехать и написать, главным образом по случаю каких-то юбилейных дат, о заслуженных работниках своих предприятий. И я с огромным желанием ехал в командировки и писал, писал.
Времечко утекает так быстро, словно вода в реке, и уже нет, к сожалению, в живых милых моему сердцу людей. Мне повезло в жизни в том, что пришлось работать с такими прекрасными журналистами-профессионалами, как Валерий Иванович Высоцкий (первый главный редактор «БЛГ»), из-под пера которого вышла в свет не одна повесть, мастер любого журналистского жанра. Я признателен этому человеку за то, что он рассмотрел во мне задатки хорошего репортера. Анатолий Николаевич Зеков, талантливый белорусский поэт, публицист, мне пришлось работать и под его началом, именно он заставил меня поверить в то, что я что-то значу, как журналист. Николай Иванович Деленковский, мой старый коллега, духовный отец и наставник – автор нескольких сборников очерков. Мне часто доводилось бывать у него в гостях, его супруга Рената Николаевна не раз говорила, что ей нравится мой стиль, и эти слова вдохновляли писать еще лучше. Александр Александрович Кийранен, в прошлом известный ведущий и автор телевизионной экономической программы, в «Белорусской лесной газете» работал корреспондентом. Виктор Николаевич Ставер, Владимир Федотов, фотокорреспонденты «БЛГ», умеющие видеть мир через объектив фотоаппарата и делающие его еще прекраснее на своих снимках. Все они в той или иной степени положительно повлияли на мое творчество.

…Я вспоминаю те давние встречи с лесоводами, о которых приходилось писать, и перед глазами возникают не вошедшие в очерки эпизоды из их жизни. Пусть они не самые яркие и не настолько характеризуют их личности, не раскрывают в полной мере внутренний мир, но являются неотъемлемой частью их судеб и порою бывают такие забавные и ироничные, что вызывают хорошую и добрую улыбку у слушателя. Вот так, однажды, в зимнюю пору один из моих героев, запряг коня в сани и поехал в соседнюю деревню к свояку за самогонным аппаратом, чтобы выгнать самогон к свадьбе дочери. Как водится, когда встречаются близкие люди на селе, выпили первачка, закусили. Повторили, обменялись последними новостями. Собрался наш герой домой возвращаться, не смотря на то, что, на дворе стала подниматься метель. На предложение заночевать отказался, дескать, конь дорогу знает хорошо, полушубок теплый, да и на возке сена в достатке, коль захочется укрыться от пурги. Поехал. Только выехал за околицу, возница захотел, как говорят в народе, «до ветру сходить». Отошел в сторону с дороги, сделал свое дело и повернулся к саням, а конь, будь он не ладен, продолжал свой путь. Не смотря на окрики хозяина остановиться, скотина медленно плелась по заснеженной проселочной дороге, но как только человек догонял сани, пускалась в галоп и, оставив хозяина далеко позади, вновь переходила на медленный шаг. Устав от тяжелого снега и валенок, горе-возница разулся, чтобы бежать быстрее и бросился в очередную погоню за своей лошадью. Та же продолжала издеваться над человеком до самого райценра и остановилась как вкопанная возле отделения милиции.
Какими только словами не поминал он лошадь и ее скверный характер. Так и пробежал в шерстяных вязаных носках пять километров с небольшим, через лес, заснеженные поля, перелески и буераки. Знал ведь, что конь не любит, когда от хозяина пахло спиртным. Но хмель в голове притупил бдительность, а зов природы оказался довольно сильным. Эту историю мой герой рассказывал лишь под хмельком, когда за столом или где-то на охотничьем или рыбачьем биваке нужна была забавная байка.

….Вы все в моем сердце, с кем пришлось встретиться на своем жизненном пути. Не претендую на открытие новой истины, ибо все новое это хорошо забытое старое, она может менять свою интерпретацию, но смысл ее неизменен: зерно добра, брошенное в землю, дает ростки добра. Этим нравственным правилом всегда старался руководствоваться в жизни. Очень благодарен за оказанную финансовую помощь в издании книги руководителям предприятий Министерства лесного хозяйства, ЧУП «Гидроскан», ООО «Вуд — Майзер», ОДО «Штиль».

С уважением, автор Сергей Сабадаш.